Holy Sh!t

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Holy Sh!t » Эпизоды прошлого » [b.c.e.] fathers and sons


[b.c.e.] fathers and sons

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[status]видишь, нимб на рогах болтается?[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2KMGe.png[/icon][info]<div class="char"><div class="char_basic"><a href="http://holysht.rusff.ru/viewtopic.php?id=318#p25684" class="name">Утренняя Звезда</a>существо <em>авраамические религии</em> </div> <div class="char_info">Первенец. Любящий отца сын. Ангел и вообще прелесть. Просто недолюбили...<hr/></div> <div class="char_spoiler"></div></div>[/info]
[b.c.e.] fathers and sons
http://funkyimg.com/i/2KMGz.png
Eden?
Яхве, Люцифер

Вот так вот смотришь на папочку, видишь в нём идеал и совершенство, во всём хочешь ему подражать и потакать, а он весь такой забивает на тебя и вообще игнорирует. Ну и как ещё, спрашивается, привлечь внимание? Правильно, начать козлить как не в себя.

Отредактировано Lucifer (29.08.2018 09:27:29)

0

2

    Главная проблема с Раем заключалась в том, что Рая толком больше и не было — не в том формате, в котором тот нравился самому Яхве. Сразу было видно, что с Адамом и Евой переговорил Люцифер — что именно негодник сделал с его творениями, Яхве хоть и знал, но объять разумом всё равно не мог. А самое главное, что раздражало его больше всего — он знал это всё наперёд! Но решил, что вдруг, ну вдруг что-то изменится под солнцем, и история сместится с рельс, ведших к ужасающе плачевному исходу, на что-то более приемлемое или, подумать только, даже хорошее! Но нет, разумеется, пункт Б в этой истории всегда выглядел одинаково, и именно на него Яхве сейчас и взирал.
    Внизу Адам и Ева уже шлялись по пустыне, а в Рае догорали последние кусты, и по этому поводу Яхве испытывал Эмоции. Эмоции ему не нравились, как не нравилась и выходка Люцифера, приведшая их к этому моменту здесь, наверху, в Эдеме, где Яхве был всемогущ, всезнающ и всерассержен-очень-сильно. Последний раз он будет так сердиться только через несколько лет, когда нашлёт потоп — не всемирный, конечно, но уж как получится.
    На Люцифера Яхве тоже хотелось что-нибудь наслать. Например, стыд и совесть. Однако он знал, что это не поможет, поскольку сам же и закладывал изначальные ТТХ в Люцифера, когда создавал его ещё существом. Стыд и совесть утонут там с концами. Яхве нахмурил брови, обошёл Люцифера вокруг и вновь остановился. Это был уже шестидесятый круг почёта, и пока что это ситуацию ничем не улучшало. Адама и Еву всё ещё пришлось выгнать из Рая, Рай — сжечь, Люцифера — притащить за шкирку в Эдем — чтобы что?
    Яхве, конечно, знал ответы на все вопросы, но иногда притворялся, что понятия не имеет, в чём дело и что ждёт их всех дальше. Честное слово, интереса в существовании, когда всё знаешь наперёд — ноль.
    — И зачем? — наконец, спросил Яхве. — Чем они тебе так мешали?
    Что поделать: некоторые сценарии приходилось разыгрывать до последней ноты, и ссору со своим творением — тоже, и это тяготило Яхве, но он был преисполнен чувства долга, а еще чувства обалдевания и чувства ярости. Последнего, пожалуй, даже чуточку больше, чем положено бы милосердному и миролюбивому Богу, каким его периодически поминали люди внизу. Но это потому что они не знают, что это такое — натаскать целый сад разнообразных растений со всех концов света, а потом быть вынужденным всё это сжечь, потому что одна белокрылая бестолочь не умеет держать рот на замке.
    Вот зачем было Адаму и Еве рассказывать, что они не настоящие люди, а Рай — не целое мироздание? Побудешь тут милосердным и всепрощающим, как же.
[icon]https://s14.postimg.cc/x66ioev5d/yahweh.jpg[/icon]

+1

3

Не в привычках Люцифера было стоять и краснеть перед кем-либо. Даже перед самим Отцом. Даже когда тот сердит и разгневан. Потому что, во-первых, Люцифер искренне не умел этого делать. Во-вторых, Яхве ни за что не поверил бы в это, как бы сильно Люцифер не старался изображать из себя раскаяние. Ведь он и не раскаивался вовсе. Не за что было: Адам и Ева ему не нравились; в Раю было скучно и уныло. Поэтому разнообразия ради Люцифер, как истинный искуситель, коим Отец его создал, решил побаловаться, повеселиться, сделать что-то из рук вон выходящее. И сделал. Ну, честно говоря, он не ожидал, что всё будет настолько страшно — в глазах Отца, разумеется, не для него самого — и так… по-прежнему скучно.
Однако поставленной цели Люцифер всё же достиг — отец обратил на него внимание. А то в последнее время, сюсюкаясь и нянчась с этими Адамом и Евой, с этими светом, садами, камнями и реками, он совсем забил на Люцифера. А Люциферу это, естественно, не понравилось. Вот он и пошалил. Теперь, правда, огребает, но раскаиваться и краснеть не собирается, потому что, опять же — не в его это стиле и привычках.
Наворачивая очередной круг вокруг Люцифера, заставляя тем самым и его голову слегка кружиться, Отец вопрошает. Больше, кажется, себя, чем Люцифера, потому что сам же знает ответ. Или не знает? По нему никогда толком определить нельзя, что он там знает, а что делает вид, что знает или не знает. Люцифер всегда путался, и сейчас тоже немного не понимает — Отец зол на него за то, что он уговорил Еву сорвать это злосчастное яблоко или за то, что вообще вмешался в ход событий? Возможно, и за то, и за другое, но его ж хрен поймёшь, этого скрытного старикашку.
Люцифер закатывает глаза, перекатывается с пятки на носок, расправляет и снова складывает покорно крылья, делая вид, что вроде как несколько — не очень сильно — задумывается над собственным поведением и проступком.
— Они были скучные и недоразвитые, — спокойно отвечает Люцифер, глядя себе под ноги, и старательно пряча улыбку, так и наползающую на лицо. Нет, сейчас вот совсем не время, наверное, показывать, как он доволен собственной выходкой и тем, что Отец наконец с ним хотя бы разговаривает![status]видишь, нимб на рогах болтается?[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2KMGe.png[/icon][info]<div class="char"><div class="char_basic"><div class="name">Люцифер</div> существо<em>авраамические религии</em></div><div>Первенец. Любящий отца сын. Ангел и вообще прелесть. Просто недолюбили...</div></div>[/info]

+1

4

    Яхве вдохнул. Затем выдохнул — очень-очень медленно, как будто практиковал неприсущие христианству медитации или какую-то дыхательную гимнастику. Сердиться, зная всё наперед и заранее представляя, на что обречёт несчастное человечество этой ссорой, было решительно невозможно. Но так было предписано, и Яхве старался изо всех сил. Для начала он в красках представил, как прекрасно было бы всё ещё иметь Рай — зелёный и цветущий посреди безжизненной пустыни. Припомнил, как именно выглядит тот Рай сейчас — выжженный клочок бесполезной земли, на которой больше ничего никогда толком не взойдёт. Сердиться стало полегче.
    А тут и Люцифер заговорил, как по нотам исполняя положенную ему роль. Во всех обозримых для Яхве вариантах отличались только мелочи, через которые нерадивое детище пыталось подколоть, ужалить его словами. Сердиться стало и того проще — достаточно было просто принять слова близко к сердцу — и Яхве грозно сдвинул брови.
    — Скучные? — тоном, в котором слышалась хорошо сдерживаемая ярость, переспросил он. — Недоразвитые? — Яхве позволил своему голосу возвыситься, прогреметь, разнестись по Эдему до самых уголков, так что всё живое и хоть сколько-то сообразительное немедленно попряталось от греха подальше. — Мои творения? Уж не гордыня ли взыграла в тебе, Люцифер? Поздравляю, воистину, своей выходкой ты задал высокую планку недоразвитости. Адаму с Евой до неё теперь едва ли достать.
    Яхве знал, куда всё это должно было свернуть, но одной лишь этой выходки было недостаточно. Нужно было что-то ещё. Что-то большее, чтобы гнев Господень достиг кипения, и его понесло от слов прямо к наказаниям. Всё же до сих пор Яхве выделял своё первое творение среди других. Люцифер уж давно был не простым ангелом, но богом — Яхве сам дал ему силы, сам доверил ему все прилагающиеся к этому возможности. И куда тот выбрал их истратить? В подлость, в порчу чужих творений?
    — Не для того я давал тебе божественные силы, — веско договорил Яхве, разочарованно и раздражённо качая головой.
    Люцифер перед ним блистал всеми лучшими качествами, которые Яхве только мог вообразить — а вообразить он со своим всезнанием мог многое — и всё равно этого было недостаточно, чтобы сделать его хорошим. Порядочным. Люцифер был красив. Он был умён. Был могущественен. И всё равно чего-то недоставало, чего-то всегда недоставало — чтобы сделать его вторым Яхве. Потому что когда он создавал Люцифера, единственное, чего ему хотелось — это достойной компании. Именно поэтому Люцифер был первым.
    И последним, кого Яхве создал таким.
[icon]https://s14.postimg.cc/x66ioev5d/yahweh.jpg[/icon]

+1

5

[status]видишь, нимб на рогах болтается?[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2KMGe.png[/icon][info]<div class="char"><div class="char_basic"><div class="name">Люцифер</div> существо<em>авраамические религии</em></div><div>Первенец. Любящий отца сын. Ангел и вообще прелесть. Просто недолюбили...</div></div>[/info]— Конечно, скучные. Они ж только и знали, что валяться на солнышке и загорать, не зная забот и вообще, впрочем, ничего не зная, кроме того, что ты их создал и запретил, между прочим, радоваться жизни, старый хрен, — последние слова Люцифер на всякий случай произносит практически неслышно, что бы на всякий случай не получить от отца по макушке молнией там например, или мало ли чего он там может учудить. На старости лет и маразм нелегко подхватить, Люцифер волнуется всячески.
— А для чего, Отец? Для чего ты давал мне эти силы? Для того, чтобы окончательно забить на моё существование? Для того, чтобы забыть, что я у тебя есть и вспоминать только в особые деньки, когда надо что-то такое же «оригинальное» сотворить, да? — в голосе Люцифера, наверное, звучит слишком много обиды. Не Гордыня — Зависть его снедает. Зависть к Адаму и Еве; зависть к этому идиотскому Эдему, который оказался Отцу дороже своего первого и неповторимого сына; зависть к собственному могуществу, которое Люцифер получил в обмен на практически полный игнор.
Ну, и, ладно, Гордыня, возможно, тут тоже немалую роль сыграла — он же явно лучше, чем всё это вот то, что было и нечаянно «сломалось». Это как доказательство того, что в плане Отца с Эдемом были свои крутые и глобальные изъяны — ну вот какого хера, спрашивается, всё разъебалось всего лишь оттого, что кто-то съел злосчастное яблоко? Почему, интересно, для Отца была так важна эта странная игра в изготовление человечков, которым нельзя было даже познать радости размножения не почкованием и не из рёбер? Люциферу, разумеется, любопытно стало, разумеется он не смог стоять в стороне и ждать, что же будет дальше. Потому что странный «сериал» про вроде как счастливую семейную жизнь стал скучным до посинения. Ну, или позеленения. Вот Люцифер и внёс перчинку в развитие событий. Сейчас же всё гораздо веселее пошло. Вон, Адам с Евой наконец познали счастье совокупления, от которого так ограждал их отец. Так что Люцифер, можно сказать, им одолжение большое сделал, между прочим.

+1

6

    Яхве слушал Люцифера стоически, как слушают кричащих за стенкой соседей или новости о том, что любимую франшизу продлили на ещё один фильм. Любимой франшизой Яхве до этого был Эдем, а Эдем Люцифер — выражаясь по-плебейски — похерил. Качественно и со вкусом. И теперь к тому же предъявлял обвинения, скидывая всю вину с себя с таким мастерством, что все ещё не рождённые человечеством политики могли бы позавидовать, а то и взять пару уроков.
    Теория у Люцифера вырисовывалась занятная, и чем больше вопросов он добавлял, тем занятнее становилась. Всё чудовей и чудовей, как однажды скажет одна девочка в одной книжке. Вот, значит, каково его видение ситуации.
    — Забыть? Я всезнающ, я не умею забывать, — оскорбился Яхве. — Я дал тебе силы, чтобы ты был свободен, чтобы тебе не нужно было бегать ко мне всякий раз, когда ты чего-то хочешь. Я дал тебе силы, потому что ты мог бы быть равным мне, но ты предпочитаешь роль обиженного ребёнка, который ломает то, что другие строят — и как с обиженным, неразумным ребёнком и будет с тобой отныне мой разговор.
    Яхве хотел бы, чтобы события разворачивались по-другому, и ему не приходилось действительно мало обращать внимания на Люцифера, или он бы починил их отношения — потому что он может всё, и это тоже — но предписано иное. Люди выдумали их определённым образом, и идти против задумки — неразумно. Яхве, конечно, мог бы и это тоже. Но Люцифер разрушил Эдем.
    Яхве простит ему рододендроны. И алоэ. И ферулу. И даже антоновку. Список можно продолжать если не бесконечно, то весьма долго.
Уже простил — судя по тому, что Люцифер всё ещё жив.
    И даже дерзость Яхве простит ему. Судя по тому, что Люцифер продолжает стоять перед ним после «старого хрена».
    Простит. И накажет всё равно. С величайшим милосердием.
    — Мне очень жаль, дитя, что ты избрал этот путь, — сказал Яхве. — Мне жаль, что зависть твоя столь велика, что ты не видишь ничего за её пределами. Мне жаль, что гордость затмила тебе всё, чем я тебя наделил — все лучшие качества, которые в тебе, несомненно есть. Мне жаль, что ты посчитал, что останешься безнаказанным. Мне жаль, что наказывать тебя мне.
    С каждым его «жаль» новое перо вспыхивало и исчезало, развеивалось по поднимающемуся ветру. В Раю всегда полный штиль; всегда — но не сегодня. Яхве выглядел скорее печально. Процесс явно не доставлял ему никакого удовольствия. С хирургической точностью он разбирал крылья Люцифера по перу за слово — это не должно быть больно, не физически. Яхве никогда не причинил бы своему детищу физическую боль. Но наказание есть наказание, и если оно не будет болезненным, то разве Люцифер запомнит?
    — Мне очень, очень жаль.
[icon]https://s14.postimg.cc/x66ioev5d/yahweh.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Holy Sh!t » Эпизоды прошлого » [b.c.e.] fathers and sons