Holy Sh!t

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Holy Sh!t » Эпизоды прошлого » [31.10.2008] На дороге и под горой


[31.10.2008] На дороге и под горой

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

На дороге и под горой
https://www.almostfearless.com/wp-content/uploads/2014/01/rad.jpg
Мексика, на полпути к Мехико от границы с США
Санта Муэрте, Иисус Христос

Что делать, если оказался дьявол знает где (но это неточно), денег нет, документов нет, мозгов тоже нет? Будь хорошим мальчиком и призови Санту

+2

2

Вот куда-куда, а в Мексику его еще не увозили.
Иисус брел вдоль трассы, кажется, к Мехико. Он надеялся, что в Мехико. Указатели вроде как подтверждали. Он не был уверен. Ноги от дороги гудели уже не меньше, чем голова, но редкие машины голосующего Иисуса подхватывать тоже не спешили.
Еще вчера он точно был в Сан-Диего и бухал с молодыми латиносами. Много. Он смутно помнил, как кто-то предложил продолжить вечеринку на пляже в Тихуане. И как они грузились в машину.
На пляже в Тихуане Иисус и очухался. Без остатка своих скромных денег, документов и обуви. И, конечно, молодых латиносов.
За обувь было обиднее всего. Могли бы ботинки и оставить. Хорошие на дороге не валялись. Никакие не валялись, как оказалось, и даже кеды на проводах не висели.
И, главное, в Штаты без документов ему было не вернуться. Проезжающих в сторону Мексики не шмонали никогда. Видимо, так он на пляже и очутился: американский паспорт у Иисуса терялся регулярно, вероятно, он без него и укатился. Зато на въезд в Калифорнию контроль был огого. Откуда Иисус это знал, он не был уверен. Может быть, его так уже увозили.
Так или иначе, а без бумажки или хотя бы помощи ему было не вернуться. Одна радость: в Мексике хотя бы был «Камень Солнца» и его Стрелок. Доберется — будет спасен.
Если доберется. Гудели-то не только ноги, но еще и голова, и жрать и пить хотелось отчаянно, а ему пока даже заправка никакая не попадалась, где можно было бы состроить грустные глаза и изобразить из себя не очень говорящего на испанском иностранца в беде.
Ноги Иисус в конце концов стер. Он уселся на землю на обочине и пытался ловить машины сидя, пока ранки затягивались по-божественному быстро.
Очередная машина, желтый джип, начала тормозить. Уже не особо надеявшийся Иисус встрепенулся, когда дало о себе знать присутствие. Водитель, кто бы он ни был, был божеством. Довольно сильным, насколько он мог судить. Незнакомым.
Иисус поковылял к машине.
Хорошо, наклоняться не надо было, чтобы заглянуть в окно.
¡Hola! — радостно разулыбался он богине, что обнаружилась за рулем. — Necesito… блядь, да как же оно… ¿Hablas inglés?

+1

3

Если бы не это странное ощущение, к которому Кость никак не могла привыкнуть за прошедшие три года в человеческом теле, она бы не остановилась.
Ощущения возникали нечасто — и далеко не с первого раза она разобралась, что это вообще такое. От этого ощущения у нее начинал чесаться нос.
Подумав, Кость сделала глоток из бутылки, наморщила нос и зажмурилась, встряхнула головой.
От текилы внутри стало тепло-тепло.
Хорошо.
Еще бы шоколадку.
Шоколадки, как назло, закончились — по-хорошему стоило бы остановиться на предыдущей заправке и пополнить запас, но тогда она про это не вспомнила. Тогда все мысли были заняты тем мудилой, который решил, что попытаться наебать свое божество — это прекрасная идея.
Кость так не думала.
К слову, надо будет не забыть протереть биту.
Присутствие она почувствовала до того, как начала тормозить — иначе бы задумалась.
Иначе бы не затормозила.
Впрочем, нет.
Кость была молодым и продвинутым божеством и прекрасно знала, что иногда личный контакт может оказать крайне благоприятное воздействие на величину целевой аудитории.
В свободное от «работы» и работы время она иногда пыталась изучать smm и всю эту забавную хрень, которую придумали люди.
Впрочем, болтали, что всю эту хрень придумывали не люди — или не всегда люди, не всегда только люди, не всегда со своей подачи люди, — но менее забавной или полезной она от этого не становилась.
Какое-то время Кость всерьез пыталась постигнуть дианетику, но поняла, что это не для нее.
Не то что бы она была тупая, но если организовывать секту — то во славу себя, а не мимо проходящих маложивущих.
Впрочем, в сектах Кость не нуждалась — ее дела, в отличие от многих других, шли весьма неплохо.
— Хаблас, хаблас, — она фыркнула, опуская стекло до конца, нарочно коверкая язык, и улыбнулась. — Залезай. Отвратительно выглядишь.
Открыв пассажирскую дверь, дотянулась до заднего сиденья, достала бутылку воды.
— Только сначала умойся, пожалуйста. Салфетки дать?

+1

4

Иисус выдохнул с облегчением. Английский у богини явно был лучше, чем его намеренно кривой испанский. Значит, не претенциозная из местных, которые из принципа выбирают только и исключительно язык своих верующих. Поладят, наверное.
— Не я такой, жизнь такая, — отозвался он и посмотрел на себя в боковое зеркало. — О. Ага. Спасибо.
Богиня была права: привести себя в порядок ему бы не помешало. Бутылка воды и салфетки вряд ли сильно спасали положение, но на предложение он кивнул. Сполоснул и заодно подлечил ноги, чтобы не пачкать кровью и грязью чужой салон; ловким движением руки размножил последнюю салфетку еще на несколько, чтобы все как следует обтереть, прежде чем запрыгнуть внутрь.
— Спасибо, — повторил улыбающийся Иисус и отхлебнул воды. — Выручаешь фантастически. Буду твой должник, да?
Бутылку, снова мистическим образом полную, он бросил назад. Надо же было чем-то отплатить спасительнице. Он бы и в вино превратил, если б они не в дороге были.
Он перестал улыбаться, когда заметил сзади биту, явно… бывшую в употреблении. Покосился на богиню и снова на биту. Это кого она подвергала нечеловеческому правосудию, интересно? Да еще от всей души? Может, ему сбежать, пока не поздно?
И телепать до Мехико пешком, ага. Без еды, воды и перспектив. Конечно.
Иисус выпрямился и пристегнулся, когда смог щелкнуть замком наконец.
— Мне, в общем, в «Камень солнца» бы. Который мотель. Ну ты знаешь. — Он улыбнулся богине немного нервно. — Стрелок, все дела.
Наверное, прилично было бы представиться или спросить об имени спасительницу, но окровавленная бита сзади мало располагала к откровенностям и любопытству. Придумать навскидку обращение для себя у него тоже не получалось — сплошной Хесус был в голове.
Зато резиновый коврик приятно холодил ступни. Иисус чуть не жмурился от удовольствия.

+1

5

— Мусор засунь в боковой карман, — Кость откинулась на спинку сиденья, потягиваясь и разминаясь, раз выпала такая возможность, и задумчивым взглядом уставилась в зеркало заднего вида, разглядывая сначала биту, потом — полную бутылку воды. — Потом выкинешь.
Наморщила нос сосредоточенно, чуть нахмурилась — и снова улыбнулась. Не спеша трогаться с места, дотянулась до бутылки, сделала несколько глотков.
— М. Ммм, — закрутив крышку, кинула бутылку обратно. — Никогда не слышала. Хотя, может и слышала, но не заходила. Это какое-то модное место? Стрелок.
Она фыркнула, мягко трогаясь с места, и облокотилась об окно, заблокировав двери. С некоторых пор у нее пропала невинная привычка оставлять двери открытыми в любое время и в любом месте.
Возможно, ей стоило пересмотреть подход к сохранности имущества.
Иначе так и опять ее малышку угонят.
— Это типа — «долгих дней и ночей, сэй»? — Кость стукнула трижды ребром ладони по шее, усмехнувшись, и бросила веселый взгляд на бога. Заправила волосы за ухо, прежде чем протянуть ему руку, перехватывая руль левой. — Все еще не научилась делать это как-то более-менее вежливо, так что. Санта. Санта Муэрте. Можно просто — Кость. И если что, — она наморщила нос снова, — долг ты мне уже пообещал.

+1

6

— Ха-ха.
Возможно, с долгом он поторопился. Но двери его новая знакомая уже заблокировала, да и выскакивать из машины на полному ходу было самоубийственно, а Иисус пытался забыться — сдыхать в его планы не входило.
— Пообещал. — Он крепко пожал протянутую руку. Еще и мусор за собой из боковинки выкинет, чтобы наверняка. — Приятно познакомиться… Санта.
Святой Николай предстал у него перед глазами во всем своем рождественско-наркоманском великолепии. Подарочки детишкам, любящим бейсбол и причинять тяжкие телесные! Кровь и налокотники в комплект не входят!
Утешало, что и эта Санта не была похожа на богиню, которая забивает людишек смеха ради.
Не утешало, что он не так чтобы хорошо разбирался в богах.
Вдвойне не утешало, что ему все еще надо было представиться в ответ, а он тут с испанским комедию наломал такую, будто латиноамериканцы не были одними из самых преданных его верующих.
Пауза, кажется, затягивалась.
— Только учти, что я это. Иисус, — признался он наконец с тяжелым вздохом. — Можно Хесус. Так что меня с битой ни к кому подойти из-за угла не проси, окей? Вот если тебе надо наказать фиговое дерево — я твой парень.
Не коситься на биту, пока он тянулся за водой, не выходило. Иисус свинтил крышечку с бутылки и отпил вина. Чуть поморщился.
— Мерзость. Ты что, правда не знаешь Стрелка?
Она шутила так, будто не знала. Иисус попытался выкопать из своей паршивой памяти все, что знал о ее культе. Знал он немного. Санта была любимицей преступников, потому что не осуждала. Бывала ли она раньше на земле? Ей что, не требовалась помощь?
— Его, кажется, Пабло зовут в этом воплощении. Суровое такое существо, взглянет только — и ты уже кирпичей готов отложить на целую дорогу… Серьезно, вы не пересекались?

+1

7

— Иисус, — она кивнула, бросив взгляд на попутчика, и вздернула бровь. — Окей.
Причин не верить ему у нее не было — во-первых, наверху ходили всякие слухи; во-вторых, попробуй найди достаточно несообразительного индивида, чтобы он назвался Сыном Божьим.
Определенно, Санта все-таки питала определенные пиетет к Тому, кто, согласно всяким человеческим легендам, ее создал. Выдумка чистой воды — но красивая.
Если, конечно, есть что-нибудь красивое в том, как юную прекрасную девушку свежуют словно кролика, а потом надеются, что она будет исполнять их желания, благоволить и забирать от жизни тихо и без боли.
Но люди в это верили — и кое-что Санта даже исполняла, сверяясь, как полагается Санте, со списком.
— Это на случай умников, которые считают, что можно дать мне обещание и не сдержать его, — Кость криво ухмыльнулась, закатив глаза, пожала плечом. — Ненавижу, когда не держат обещаний. Единственное, что они дают, считая, что смогут забрать обратно. Идиоты.
Когда-то, когда она была молода и прекрасна, Кость даже свято верила в то, что эти люди думают, что и кому говорят, когда говорят. Оказалось, что нет — и это было странно.
— А что он, этот Стрелок? — бросив взгляд в зеркало заднего вида, Кость протянула руку за бутылкой — по такой жаре пить хотелось невыносимо, несмотря на работающий кондей. — Почему я должна была с ним пересекаться?

+1

8

Санте Иисус передал уже снова воду. Она очень странно на него посмотрела перед этим — он не мог не заметить. Не то чтобы его волновало.
Бита волновала больше, но слова Санты звучали резонно. Иисус не поощрял немотивированное насилие. Мотивированное тоже не поощрял, но мог с ним неохотно согласиться.
Как в этом случае.
— Люди — те еще дебилы. Вот я им что говорил? Любите друг друга. А они что сделали? Вырезали полмира, рассказывая о том, как охуенно в меня верить. Пиарщики от бога, блядь.
Он покачал головой и сполз на своем сидении чуть ниже. Вежливо отобрал назад воду, допил, посмотрел на пустую бутылку и провел над ней рукой, снова ее заполняя. Кончики пальцев заныли от фокуса; Иисус сжал и разжал пару раз ладонь, бросил бутылку себе в ноги.
Ладно. Они говорили про Стрелка.
— Боги когда-то, еще до моего времени, решили, что на земле им нужны чуваки, которые бы помогали земным воплощениям осваиваться, — начал он задумчиво. — Сейчас их аж тринадцать. Существа. Их называют Смотрителями. У каждого свое заведение под присмотром: бар там, жральня. У Стрелка вот — мотель.
Он, кажется, успел во всех побывать за столько-то времени. Он не был уверен.
— Ты наверняка была в Мехико. Была же? Там не почувствовать присутствие Смотрителя нельзя. Это… — он завис, сделал пару экспрессивных жестов руками, даже по лбу себя хлопнул, но аналогия в голову быстрее не пришла. — Как, не знаю, северная звезда, которую ты видишь, даже закрыв глаза?
Он вздохнул и снова растекся в кресле, только сначала дотянулся до козырька, чтобы солнце так в рожу не светило.
Способность болтать притчами он явно прокурил.

+1

9

— Люди — долбоебы. Не все, но большинство. Знаешь, что у меня чаще всего просят? Чтобы произошло чудо и все у них получилось, — Кость фыркнула, наморщила нос. — Словно им в голову не приходит, что любой успех приятнее, когда добиваешься его сам, а не он падает тебе на голову по счастливой случайности. Или, — пожала плечами, — возможно, они просто не знают, что по случайности на голову падают обычно кирпичи.
Санта вздохнула, глядя в зеркало заднего вида, вернула внимание дороге. Вела она уверенно, расслабленно, не боясь скорости и самой машины — что ее бояться-то. Любая вещь работает хорошо и правильно, если правильно и хорошо с ней обращаешься.
— Сочувствую, на самом деле. Не хочу даже думать, что это такое, когда во имя тебя вырезают толпы, — Кость сочувственно улыбнулась, коротко коснулась руки Иисуса. Бросила взгляд на его колени. — Достань воду, пожалуйста. И, кстати, у меня есть ром. И, да, — она встряхнула головой, — Стрелок. Мне как-то помощь особо не была нудна. Привязалась к одному типу из своих, организовала неплохой счет, жилье… ничего сложного, когда заведуешь удачей. Потом, правда, он умер, но потому что не надо просить удачи, когда идешь убирать своего босса, надеясь, что никто за него мстить не станет. Придурок, — фыркнула. — Но я поняла, о чем ты. И тогда знаю, куда ехать. Подбросить до него?

+1

10

Иисус пожал плечами. Люди — они были такие, да. Как в анекдоте. «Мужик, ну ты хотя бы лотерейный билет купи».
Иисус им завидовал. Он по-настоящему не помнил, как это — быть человеком, но здесь, в теле, ему было лучше, чем там, наверху. Он в принципе чувствовал себя ближе к ним, потому что был Сыном Человеческим. Люди так верили. У людей была вот эта вера. Иисус считал саму их способность верить прекрасной и удивительной вне зависимости от того, в божеств она была или в абстрактные чудеса.
Он сам давно ни во что не верил.
Он вздрогнул от прикосновения к своей руке, покосился на Санту. Ее сочувствие было неожиданно, но приятно.
— Они причем считали это богоугодным делом. — Даже говорить об этом было тяжело. Иисус бы предпочел забыть, но такие штуки всегда отчаянно врезались в его память и оставались даже в человеческом облике. — Я все пытаюсь найти в Библии, где я говорил, что убивать людей другой веры и силой обращать их в мою — это тема. Но…
Но.
Он нагнулся за водой, передал бутылку Санте снова и полез в бардачок искать ром.
— Подбрось, раз можешь. Далеко тут ехать?
Рома в бардачке не нашлось. Под ногами у Иисуса он тоже не валялся, а выпить его было жизненно необходимо. Он оглянулся на заднее сидение и зацепился взглядом за биту. Не опять, а снова.
— Где, говоришь, ром? — уточнил он, так и гипнотизируя кровавые пятна на бите взглядом. — И, блин, слушай, давай я почищу ее?
С чистой битой ему было бы уютнее. Наверное.
Если сможет развидеть.

+1

11

- Всегда по-разному получается, - Кость пожала плечами. - Иногда день, иногда два. Но в этот раз, думаю, в день уложимся. Больше одного попутчика не беру, так что лимит исчерпан.
Она бросила взгляд в зеркало заднего вида. Вздохнула.
- Почисти. Потом можешь кинуть куда-нибудь на пол, чтоб не маячила. Ром в рюкзаке. Там ещё где-то шоколад должен быть, кажется, но я не уверена. Мог закончиться. Если закончился - надо будет взять на заправке.
Не то что бы она не могла существовать без шоколада, но как-то с ним было приятнее.
Шоколад, можно сказать, был ее органичной частью.
Особенно если вспомнить, как часто его приносили ей в жертву.
Но лучше шоколад, чем людей - как это было с другими.
Кость глянула на Иисуса, вернулась к дороге.
Да уж, такое себе - когда тебя отказываются слушать и, прикрываясь твоей же волей, убивают, разрушают, творят прочий пиздец.
Но люди - что с них возьмёшь.
В чём-то они, к сожалению, были неисправимы.
Иногда, впрочем, и к счастью.
Кость помолчала, потом бросила взгляд на Иисуса снова.
Вздохнула.
- Надеюсь, весь этот пиздец ты не считаешь своей виной. Люди - это люди. Да и боги - это боги. Они все взрослые детки, и давно уже решают сами. Но что сделаешь, если приличная часть этого мира - долбаные тупые ублюдки.
Она скривилась, вспоминая некоторое дерьмо из своего существования.
- У меня люди просят удачу. Иногда на такое дерьмо, что хрен потом отмоешься. И я не могу отказать, если... если они все сделали правильно. К счастью, обычно мироздание не дремлет и возвращает все на круги своя. Иногда не без помощи, но кто в этом мире идеален.

+1

12

«День» звучал неплохо. Лучше, чем Иисус себе представлял. Он все еще не понимал, куда его так умудрились увезти, но не то чтобы это было важно. Главное — что хотя бы к «Камню» вернут. Встречу со Стрелком он не предвкушал, но в помощи тот точно не откажет. Бары были в этом смысле привычнее, чем метод Санты. Не то чтобы Иисус никогда не полагался на своих последователей… Но да, Смотрители не пытались его обмануть и не требовали ничего взамен.
— Сейчас посмотрю.
Он криво улыбнулся Санте и полез на заднее сидение, к рюкзаку и бите.
Он давно не считал себя в ответе за людей. Или так ему казалось. Они, ставший божеством по воле Отца, а не их верой, был редким исключением из правила. Они заправляли всем этим балаганом. Ему, когда он был не наверху, оставалось просто жить. Глотнуть рома прямо из горла, найти шоколад, устроить биту на коленях и провести над ней рукой, чтобы она стала как новенькая. Кисть и запястье заныли; Иисус сжал и разжал кулак, скинул биту себе под ноги, разломил половину плитки шоколада на две части.
— Все, что осталось. — Он протянул половину Санте, перехватил ром и снова полез вперед. — Обожаю большие машины.
Ром тоже был хорош. Иисус сделал еще глоток, прежде чем передать бутылку. Вдумчиво уставился на шоколад у себя в руках, не менее вдумчиво разломил его так, что шоколада стало в два раза больше. Рисунок на клонированных плитках был, если присмотреться, чуть другой, но по вкусу и свойствам они друг от друга не отличались. Почему бы не сэкономить Санте деньги?
— Ну, по крайней мере, мне очень повезло тебя встретить, — неловко улыбнулся Иисус и хрустнул еще одной половинкой плитки. И еще пару раз, пока не начало покалывать и неметь все предплечье. В бардачке Иисус нашел бумажный пакетик; туда весь свежий шоколадный запас и отправился. — Люди на самом деле не плохие. Я зол на них, да, но. Они не всегда знают, что творят. И просто пытаются… найти смысл. Хотел бы я по-настоящему помнить…
Он передернул плечами и протянул руку за ромом.

0


Вы здесь » Holy Sh!t » Эпизоды прошлого » [31.10.2008] На дороге и под горой